Шапка сайта
Шапка сайта Шапка сайта для печати
Главная Новости Тех.инфо Цены Контакты  
 Вывести на печать
Наша продукция
28.10.05 19:08

Международные соглашения и производство холодильного оборудования

Автор: Скоренко А.

В.Н. ЦЕЛИКОВ, Генеральный директор Центра инвестирования проектов сокращения производства и потребления озоноразрушающих веществ (ЦИП «Озон»), Академик МАХ, действительный член Комитета по техническим вариантам Программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП). В 1998-1999 гг. – Президент Бюро Венской конвенции об охране озонового слоя и Президент Бюро Монреальского протокола по веществам, разрушающим озоновый слой.

Виртуальность воздействия Киотского протокола к Рамочной конвенции ООН об изменении климата (Киотский протокол) на российскую экономику с момента принятия известного решения о его ратификации Российской Федерацией достаточно быстро сходит на нет при одновременном возрастании интереса к практическому использованию заложенных в нем механизмов. В этой связи в бизнес - кругах, связанных как с производством, так и с непосредственным использованием в технологических операциях парниковых газов (ПГ) антропогенного происхождения, появилась обеспокоенность, связанная с обеспечением устойчивости функционирования соответствующих промышленных предприятий в среднесрочной перспективе. Принимая во внимание то обстоятельство, что между Киотским протоколом и Монреальским протоколом по веществам, разрушающим озоновый слой (Монреальский протокол), имеется очевидный синергизм, а также то, что значительная часть химических соединений, применяемых в качестве хладагентов, растворителей и вспенивателей теплоизоляции в российской холодильной промышленности, относятся либо к озоноразрушающим веществам (ОРВ), либо к ПГ, - почти двадцатилетний опыт выполнения обязательств в области охраны озонового слоя бывшим СССР, а затем Россией может быть использован для оценки совместного воздействия этих международных документов на перспективы развития холодильной отрасли экономики России, а также с учетом наметившихся тенденций в ряде развитых стран - для прогнозирования ситуации на рынке до 20-х - 30-х гг. текущего столетия.

Наблюдения, проведенные рядом исследователей в последнее время, показали, что в верхних слоях атмосферы содержание хлорфторуглеродов (ХФУ) начало сокращаться со скоростью около 3 % в год, а гидрохлорфторуглеродов (ГХФУ) и гидрофторуглеродов (ГФУ) - возрастать со скоростью до 3 % и от 13 до 17 % в год, соответственно. Количественные оценки поступления антропогенных ПГ оцениваются от 21 до 23 млрд. т. диоксида углерода от сжигания топлива, от 1,5 до 1,9 млрд. т. в эквиваленте диоксида углерода от выбросов ХФУ, от 0,5 до 0,6 млрд. т. - от ГХФУ и от 0,3 до 0,4 млрд. т. - от ГФУ. При этом следует учитывать тот факт, что хотя физический объем выбросов трех последних веществ относительно невелик, но он существенно возрастает с учетом потенциала глобального потепления (ПГП), который для этих веществ превышает воздействие на климат двуокиси углерода в 1000 и более раз.

Международные соглашения в области охраны озонового слоя

Венская конвенция об охране озонового слоя, 1985 года (вступила в силу 22.09.1988)

Венская конвенция об охране озонового слоя (Венская конвенция) была подписана бывшим СССР 22.03.1985, а принята - 18.06.1986 (постановление Совета Министров СССР от 07.05.1985 № 525 «О принятии СССР Венской конвенции об охране озонового слоя и о мерах по обеспечению выполнения обязательств Советской Стороны»). Венская конвенция имеет рамочный характер и не накладывает на подписавшие ее страны (Стороны) конкретных обязательств по сокращению производства и потребления ОРВ. 

Монреальский протокол по веществам, разрушающим озоновый слой, 1987 года (вступил в силу - 01.01.1989)

Монреальский протокол был принят 16.09.1987 под эгидой Программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП). Подписан бывшим СССР 29.12.1987 и принят 10.11.1988 (распоряжение Совета Министров СССР от 10.12.1987 № 2663р «О подписании Советским Союзом Монреальского протокола по веществам, разрушающим озоновый слой»).

Содержащийся в Монреальском протоколе первоначальный график контроля состоял в 50%-ном сокращении эмиссий ХФУ к 1998 году по отношению к уровню 1986 года и в предоставлении 10-летнего льготного периода для развивающихся стран. Следует отметить, что для Российской Федерации в качестве базового года был определен 1989 год (в этом году производство и потребление ОРВ было максимальным) и выполнение указанного выше требования, если бы оно не было скорректировано в дальнейшем Лондонской поправкой к Монреальскому протоколу, могло быть достигнуто без принятия каких-либо специальных мер запретительного характера.

В соответствии с процедурой, изложенной в п. 9 статьи 2 Монреальского протокола, на II, IV, VII, IX и XI совещаниях Сторон Монреальского протокола были приняты корректировки, касающиеся в основном сокращения потребления ряда регулируемых веществ. В отличие от поправок, для вступления в силу которых требуется ратификация Сторонами, корректировки начинают действовать по истечение 6 месяцев после их принятия соответствующим совещанием Сторон Монреальского протокола.

Поправки к Монреальскому протоколу, при условии их ратификации не менее чем 20 Сторонами, вступают в силу в срок, установленный совещанием Сторон Монреальского протокола. В случае, если к этому сроку указанное выше количество не набирается, то поправки начинают действовать через 90 дней после того, как требуемое число ратификационных грамот будет получено.

Как известно, к Монреальскому протоколу за истекшие годы было принято четыре поправки: Лондонская (ЛП к Монреальскому протоколу), Копенгагенская (КП к Монреальскому протоколу), Монреальская (МП к Монреальскому протоколу) и Пекинская (ПП к Монреальскому протоколу), которые существенным образом ужесточили требования Протокола и расширили его охват как в части веществ, так и секторов экономики.

По состоянию на 01.09.2005 Сторонами Монреальского протокола являются 189 стран.

Лондонская поправка к Монреальскому протоколу, 1990 года (вступила в силу - 10.08.1992)

Бывший СССР присоединился к ЛП к Монреальскому протоколу на основании постановления Кабинета Министров СССР от 23.04.1991 № 198 «О принятии СССР корректировок и поправок к Монреальскому протоколу по веществам, разрушающим озоновый слой», и она вступила в силу уже для Российской Федерации 13.01.1992 после сдачи ратификационной грамоты в Депозитарий ООН.

ЛП к Монреальскому протоколу были установлены новые контрольные сроки сокращения производства и потребления веществ, перечисленных в приложениях А и В к Монреальскому протоколу, как для развитых, так и для развивающихся стран. В частности, для Российской Федерации датой полного прекращения производства галонов должно было стать 01.01.1994, а ХФУ - 01.01.1996. События, произошедшие в стране в первой половине 90-х годов, не позволили предпринять сколь-нибудь значимые шаги в этом направлении. С учетом проблем, которые могли возникнуть у России уже в 1996 году (введение в отношении России санкций торгово-экономического характера), Председатель Правительства Российской Федерации В.С. Черномырдин 24.05.1995 подписал Обращение к Сторонам Венской конвенции и Монреальского протокола, в котором попросил предоставить отсрочку в прекращении производства ОРВ на 4 года. Это обстоятельство, а также одобренный в 1995 году Правительством Российской Федерации Перечень первоочередных мер по выполнению Венской конвенции и Монреальского протокола и предоставленная в 1996 году безвозмездная помощь Глобального экологического фонда (ГЭФ) в размере 60,0 млн. долларов США для финансирования Проекта ГЭФ по поэтапному сокращению потребления ОРВ в Российской Федерации позволили приступить к поэтапной конверсии различных секторов российской промышленности на озонобезопасные вещества и технологии. Во исполнение постановления Правительства Российской Федерации от 05.05.1999 № 290 «Об усилении мер государственного регулирования производства озоноразрушающих веществ в Российской Федерации» в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 19.12.2000 № 1000 производство ОРВ, перечисленных в приложениях А и В к Монреальскому протоколу, (ХФУ-11, 12, 13, 113 и галон-2402) было полностью прекращено 20.12.2000 при поддержке Проекта Всемирного банка «Специальная инициатива по прекращению производства ОРВ в Российской Федерации» с общим объемом безвозмездного компенсационного финансирования 26,2 млн. долларов США.

Предпринятые меры позволили Российской Федерации вернуться в режим соблюдения Монреальского протокола и ЛП к нему и избежать введения с 01.01.2001 Сторонами Монреальского протокола в ее отношении торгово-экономических санкций.

По состоянию на 01.09.2005 Сторонами ЛП к Монральскому протоколу являются 179 стран.

Копенгагенская поправка к Монреальскому протоколу, 1992 года (вступила в силу - 14.06.1994)

КП к Монреальскому протоколу установила сроки и объемы потребления (вычис-ляется по формуле: «потребление» = «производство» - «экспорт» + «импорт» - «сырье» - «исключения для особо важных видов потребления, утвержденные Сторонами Монреальского протокола») регулируемых веществ, включенных в группу I приложения С к Монреальскому протоколу (т.е. ГХФУ и бромистого метила).

КП к Монреальскому протоколу предусмотрен следующий график (применительно к Российской Федерации):

  • с 01.01.1996 по 31.12.2003 устанавливаемый в качестве базового ежегодный расчетный уровень потребления ГХФУ не должен превышать суммы расчетного уровня потребления ГХФУ в 1989 году и 2,8 % от расчетного уровня потребления ХФУ в этом же году;
  • с 01.01.2004 по 31.12.2009 ежегодный расчетный уровень потребления ГХФУ должен быть не более 65% базового расчетного уровня потребления (в 1989 г.);
  • с 01.01.2010 по 31.12.2014 - не более 35% базового расчетного уровня потребления;
  • с 01.01.2015 по 31.12.2019 - не более 10% базового расчетного уровня потребления;
  • с 01.01.2020 по 31.12.2029 - не более 0,5% базового расчетного уровня потребления с запретом использования ГХФУ для сервисного обслуживания холодильного оборудования;
  • с 01.01.2030 - потребление ГХФУ должно быть прекращено.

По состоянию на 01.09.2005 Сторонами КП к Монреальскому протоколу являются 168 стран.

Монреальская поправка к Монреальскому протоколу, 1997 года (вступила в силу - 10.11.1999)

Каждая Сторона в течение трех месяцев после вступления для нее в силу МП к Монреальскому протоколу должна создать и внедрить систему лицензирования импорта и экспорта новых, использованных, рециркулированных и утилизованных веществ, перечисленных в приложениях А, В, С и Е к Монреальскому протоколу, а затем в трехмесячный срок после даты ее внедрения проинформировать об этом Секретариат озоновых соглашений (г. Найроби, Кения).

В Российской Федерации указанная выше система мер контроля за импортом и экспортом ОРВ и содержащей их продукции введена с 01.07.1996 постановлением Правительства Российской Федерации от 08.05.1996 № 563 «О регулировании ввоза в Российскую Федерацию и вывоза из Российской Федерации озоноразрушающих веществ и содержащей их продукции» и в настоящее время имеет трехступенчатый характер: разрешения Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору - лицензии Министерства экономического развития и торговли Российской Федерации - таможенный контроль Федеральной таможенной службы.

По состоянию на 01.09.2005 Сторонами МП к Монреальскому протоколу являются 133 страны.

Пекинская поправка к Монреальскому протоколу, 1999 года (вступила в силу - 25.02.2002)

ПП к Монреальскому протоколу установила, что уровень производства ГХФУ для присоединившихся к ней Сторон, не действующих в рамках п.1 статьи 5 (т.е. развитые страны), с 01.01.2004 замораживается на уровне, рассчитываемом как среднее арифметическое суммы расчетного уровня потребления ГХФУ в 1989 году и 2,8% расчетного уровня потребления ХФУ в этом же году и суммы расчетного уровня производства ГХФУ в 1989 году и 2,8% расчетного уровня производства ХФУ в этом же году. Также Стороны ПП к Монреальскому протоколу должны с 01.01.2004 ввести запрет на экспорт/импорт ГХФУ в любое государство/из любого государства, которое не является Стороной Монреальского протокола, а также в течение одного года с момента ратификации ПП к Монреальскому протоколу ввести аналогичные запреты на вещества, включенные в группу III приложения С к Монреальскому протоколу.

По состоянию на 01.09.2005 Сторонами ПП к Монреальскому протоколу являются 95 стран.

27.08.2005 Правительством Российской Федерации было принято постановление № 539 «О принятии Российской Федерацией Копенгагенской, Монреальской и Пекинской поправок к Монреальскому протоколу по веществам, разрушающим озоновый слой». Это позволило избежать введения с 01.01.2006 в отношении России запрета на экспортно-импортные операции с ГХФУ, которые были отложены с 01.01.2004 в результате обращений Российского правительства к Сторонам Монреальского протокола.

Резюме мер Монреальского протокола и поправок к нему, касающихся производства холодильного оборудования в Российской Федерации

Приводимые ниже контрольные сроки поэтапного прекращения производства ОРВ, используемых в качестве хладагентов, растворителей и вспенивателей, действительны как для развитых стран (к ним относится и Российская Федерация), так и для развивающихся стран (за последние годы этот статус в рамках Монреальского протокола приобрели почти все страны СНГ за исключением Белоруссии и Украины). Эта информация может представлять определенный интерес в силу традиционной направленности российского экспорта холодильного оборудования.

  • «замораживание» производства ОРВ (ХФУ-11, 12, 13, 113 и др.) к 01.07.1989 на уровне объемов 01.01.1989 (базовый год) в развитых странах и полное его прекращение к 01.01.1996 (в России прекращено 20.12.2000);
  • льготный период до 01.01.2010 для полного прекращения производства ОРВ в странах, упомянутых в параграфе 1 статьи 5 Протокола (развивающиеся страны), с его «замораживанием» к 01.07.1999 на уровне среднего значения годового производства в 1995 - 1997 гг. и с промежуточными сокращениями на 50 % к 01.01.2005 и на 85 % - к 01.01.2007 и и его;
  • график контроля ГХФУ (ГХФУ-21, 22, 141b, 142b и др.) для развитых стран подразумевает поэтапное сокращение их производства и потребления в период с 1996 г. по 2020 гг. («замораживание» в 1996 году, прекращение производства в 2020 году и прекращение потребления к 2030 году);
  • график контроля ГХФУ для развивающихся стран отстает от графика развитых стран на 10 лет.

Международные соглашения в области предотвращения глобального изменения климата

Рамочная конвенция ООН об изменении климата, 1992 года (вступила в силу - 21.03.1994)

Ряд авторитетных ученых в 70 - 80-х годах прошлого века привлекли внимание общественности к возможному изменению уровня Мирового океана и проявлению других неблагоприятных последствий для большинства стран мира в результате наступающего глобального изменения климата. При активной поддержке ООН в 1992 году в Рио-де-Жанейро была подписана Рамочная конвенция ООН об изменении климата (РКИК). Российская Федерация подписала РКИК 09.05.1992, а ратифицировала в соответствии с Федеральным законом от 04.11.1994 № 34 - ФЗ «О ратификации Рамочной конвенции ООН об изменении климата» 04.11.1994.

Противоречия, проявившиеся между участниками переговорного процесса, привели как к появлению компромиссных формулировок в ряде статей РКИК, так и к их последующим противоречивым трактовкам. В частности, статьей 4.2а было предусмотрено приведение Сторонами приложения 1 РКИК (промышленно развитые страны) к 2000 году эмиссий парниковых газов (двуокиси углерода, метана и закиси азота) к уровню 1990 года. В связи с тем, что на эту декаду пришелся промышленный подъем в большинстве развитых стран (США, Япония, Западная Европа) и спад производства на территории стран Восточной Европы и бывшего СССР, грядущее невыполнение этой статьи первой группой стран и «перевыполнение» второй стало очевидным еще в середине 90-х годов. Эти тенденции в мировой экономике создали предпосылки для инициирования нового цикла переговоров, результатом которых стал Киотский протокол.

По состоянию на 01.09.2005 Сторонами РКИК являются 189 стран.

Киотский протокол, 1997 года

Киотский протокол является результатом переговоров в рамках РКИК и, в частности, так называемой Рабочей группы по Берлинскому мандату, созданной на первой конференции Сторон РКИК в Берлине в 1995 году. 10 - 11 декабря 1997 года он был принят в Киото, а его вступление в силу затормозилось из-за того, что могло состояться лишь при условии ратификации данного соглашения Сторонами, представляющими развитые страны с по меньшей мере 55 %-ным вкладом в глобальную эмиссию ПГ.

В соответствии с Федеральным законом от 04.11.2004 №128-ФЗ Российская Федерация ратифицировала Киотский протокол и он вступил для нее в силу 16.02.2005.

При принятии этого решения Российская Федерация исходила из того, что обязательства, налагаемые на нее Киотским протоколом, будут иметь серьезные последствия для экономики и социального развития страны, а также того, что Протокол вступит в силу лишь при условии участия в нем России. Также Российская Федерация зарезервировала право принятия решения о своем дальнейшем участии в Киотском протоколе по итогам реализации первого периода его действия с 2008 по 2012 годы. Однако опыт реализации Монреальского протокола показывает, что созданные в его рамках механизмы (введенные поправками к Протоколу санкции торгово-экономического характера) эффективно препятствуют появлению прецедентов выхода из него. Можно предположить, что этот подход будет использован и в рамках Киотского протокола со всеми вытекающими из этого для его Сторон последствиями.

Киотский протокол содержит статьи, касающиеся как общей стратегии его реализации, так и практических шагов в части сокращения выбросов ПГ, торговли эмиссиями, режима несоблюдения Протокола, а также так называемого «механизма чистого развития».

Особо следует отметить статью 3 Киотского протокола, содержащую ссылку на приложение А, в котором шесть природных и промышленных ПГ объединены в одну «корзину»: двуокись углерода (СО2), метан (CH4), закись азота (N2O),  гидрофторуглероды (ГФУ), перфторуглероды (ПФУ) и гексафторид серы (SF6 или ГФС). Хотя хлорфторуглероды (ХФУ), гидрохлорфторуглероды (ГХФУ), галоны и ряд других ОРВ являются очень мощными ПГ и влияют на потепление климата, Киотским протоколом они не рассматриваются и не регулируются, так как в соответствии с неоднократными ссылками в его тексте они подлежат контролю со стороны Монреальского протокола.

В этой же статье изложено основное обязательство Киотского протокола, в соответствии с которым Стороны по отдельности или совместно обеспечивают выполнение условий, при которых их совокупные антропогенные выбросы ПГ в эквиваленте двуокиси углерода не должны превышать установленных для них количеств, рассчитанных во исполнение их определенных количественных обязательств по ограничению и сокращению общих выбросов, зафиксированных в приложении В к Протоколу (в период действия обязательств с 2008 по 2012 гг. по меньшей мере на 5% по сравнению с уровнями 1990 года). Для выбросов ГФУ, ПФУ и ГФС в качестве базового Стороны могут использовать 1995 год. В приложении В перечислено 26 промышленно развитых стран, обязательства которых по сокращению выбросов ПГ варьируют от 5% до 8%, и 13 стран, осуществляющих переход к рыночной экономике. Последние (в их числе Россия) должны лишь «заморозить» свои выбросы (за исключением стран, присоединившихся или присоединяющихся к ЕС).

Поскольку все ПГ объединены в одну «корзину», то право определять, каким образом следует сдерживать эмиссии тех или иных газов, остается за правительствами стран. Хотя этот процесс находится пока на предварительной стадии, можно предположить, что одни страны основное внимание будут уделять сокращению эмиссий двуокиси углерода, а другие в первую очередь займутся эмиссиями промышленных ПГ.

В соответствии со статьей 5 Стороны должны до 2007 года создать национальные системы для оценки антропогенных выбросов из источников и абсорбции поглотителями всех ПГ.

Статьей 6 Протокола предусмотрено, что Стороны при соблюдении ряда условий могут передавать другим Сторонам или приобретать у них единицы сокращения выбросов, полученные в результате реализации проектов, направленных на сокращение антропогенных выбросов или на увеличение абсорбции поглотителями ПГ в любом секторе экономики.

Какие-либо обязательства для развивающихся стран по сокращению эмиссий ПГ (или введению ограничений на их рост) в Киотском протоколе установлены не были.

При прогнозировании последующих шагов в рамках Киотского протокола следует исходить из потенциальной возможности инициирования  США предложения мировому сообществу (при поддержке ряда других стран - в первую очередь Тихоокеанского региона) альтернативного и конкурентоспособного по отношению к Протоколу подхода к решению проблемы предотвращения глобального изменения климата. Возможно с этой целью в июле 2005 г. было сформировано Азиатско-Тихоокеанское партнерство в области чистого развития, энергетической безопасности и изменения климата, членами которого стали США, Китай, Индия, Япония, Австралия и Южная Корея.

Влияние Монреальского протокола на производство нового холодильного оборудования

Международные и национальные механизмы в рамках Монреальского протокола

На сегодняшний день существует комплекс международных и национальных механизмов, играющих существенную роль в отборе хладагентов и озонобезопасных технологий производителями холодильного оборудования. К ним относятся (перечень приводится в произвольном порядке):

  • озоноразрушающий потенциал (ОРП);
  • отчеты и ре-комендации Группы по технологической и экономической оценке Программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП) и соответствующего Комитета по техническим вариантам ЮНЕП;
  • национальные нормативные правовые и отраслевые нормативные документы;
  • рекомендации соответствующих промышленных ассоциаций (в Российской Федерации: «Россоюзхолодпром», «Холодбыт» и «Холодпром»);
  • конкуренция на внутреннем и внешнем рынках;
  • механизмы Многостороннего фонда Монреальсколго протокола (МФМП) - для развивающихся стран и Глобального экологического фонда - для стран с переходными экономиками; осведомленность населения;
  • решения по инвестициям; ПГП и энергетический КПД химических веществ.

Следует отметить, что два последних показателя уже сыграли определенную роль в отборе альтернативных веществ в рамках Монреальского протокола.

Ниже более подробно рассматриваются некоторые из указанных ранее механизмов, связанных с Монреальским протоколом, а именно: национальные нормативные правовые документы, рыночные механизмы и ГЭФ.

Национальные нормативные правовые документы

Стороны Монреальского протокола имеют право принимать на национальном уровне решения, которые опережают предусмотренные им графики предпринимаемых мер. В частности, страны ЕС в период с 1998 по 2002 гг. (вместо 2020 - 2030 гг.) успешно реализовали сценарий ускоренного сокращения производства и потребления ГХФУ, а также запретили ввоз на их территорию как ГХФУ, так и содержащей ГХФУ продукции. При этом производство этих веществ для экспорта в страны, присоединившиеся к КП к Монреальскому протоколу, сохранилось. Подобные скоординированные действия крупнейших игроков на рынке холодильного оборудования приводят (а точнее, уже привели) к запрограммированному отставанию российских производителей холодильной техники, относительно недавно отказавшихся лишь от использования ХФУ-11 и 12 путем конверсии на ГХФУ-141b в качестве вспенивателя и на смесевые хладагенты на основе ГХФУ-22, 21, 142b («Астрон-12», С-10М и др.), соответственно.

Учитывая прогресс стран ЕС, достигнутый в этой сфере, не исключена вероятность инициирования ими в ближайшем будущем новой поправки к Монреальскому протоколу, в рамках которой будут предложены скорректированные сроки поэтапного прекращения потребления и производства ГХФУ (по аналогии с Монреальским протоколом и ЛП к нему в части ХФУ).

В России большую роль в осознании производителями холодильной техники необходимости (и неизбежности) поэтапного перехода на озонобезопасные вещества (т.е. вещества с нулевым ОРП) и соответствующие технологии сыграли следующие постановления Правительства Российской Федерации:

  • от 24.05.1995 № 526 «О первоочередных мерах по выполнению Венской конвенции об охране озонового слоя и Монреальского протокола по веществам, разрушающим озоновый слой»;
  • от 08.05.1996 № 563 «О регулировании ввоза в Российскую Федерацию и вывоза из Российской Федерации озоноразрушающих веществ и содержащей их продукции» в редакции постановлений Правительства Российской Федерации от 27.12.1996 № 1560, от 15.11.1997 № 1423, от 22.02.2000 № 148 и от 30.11.2001 № 830;
  • от 05.05.1999 № 290 «Об усилении мер государственного регулирования производства озоноразрушающих веществ в Российской Федерации»;
  • от 19.12.2000 № 1000 «Об уточнении срока мер государственного регулирования производства озоноразрушающих веществ в Российской Федерации».

Рыночные механизмы

Как для производителей альтернативных веществ, так и для их потребителей рыночные механизмы являются мощным побудительным мотивом для оперативного принятия мер в соответствующих отраслях промышленности.

В настоящее время наиболее изученным с точки зрения конверсии на озонобезопасные вещества является рынок бытового холодильного оборудования. В большинстве европейских стран с начала 90-х годов внимание специалистов было сосредоточено на использовании в этом секторе веществ, отличных от ГФУ, т.е. углеводородов, что позволило ряду ведущих мировых производителей уже в 1993 - 1994 гг. полностью перейти на потребление углеводородов в качестве хладагентов и вспенивателей. В отличие от ряда государств (США, Япония и др.), остановившихся на ГФУ-134а в основном из-за соображений пожарной безопасности конечной продукции, на их выбор повлиял значительный по сравнению с изобутаном ПГП последнего.

Успешному внедрению изобутана европейскими производителями бытовой холодильной техники способствовали:

  • жесткая конкуренция на рынке;
  • решение проблем обеспечения противопожарной безопасности оборудования;
  • рост энергетической эффективности и улучшение потребительских свойств продукции (использование R600a привело к использованию компрессоров с низким уровнем шумов);
  • традиционные предпочтения, отдаваемыми европейскими потребителями из-делиям с «зеленой» символикой.

Следует отметить, что роль конкуренции на внутреннем и внешнем рынках имеет существенное значение для внедрения углеводородов только в секторе бытовой холодильной техники и что она снижается по мере роста мощности оборудования (торговое с заправкой свыше 5 кг хладагента и промышленное).

Недавно фирмой «МакДональдс» был успешно реализован высоко оцененный ЮНЕП показательный пилотный проект по полному отказу от ГФУ в одном из своих ресторанов в Дании. Как известно, эта компания располагает крупнейшей в мире сетью ресторанов, количество которых в настоящее время превышает 30 тысяч в 119 странах, и ежедневно обслуживает свыше 47 млн. посетителей. Этот проект был осуществлен компанией при поддержке Министерства охраны окружающей среды Дании, выделившего грант в размере 160 тысяч долларов США, и Датского технологического института. Лишь небольшое количество необходимого холодильного оборудования на «природных» хладагентах было представлено на рынке, остальное четыре компании из Дании, Италии и США разработали и изготовили специально для этого проекта. В ходе реконструкции была осуществлена замена 33,7 кг ГФУ с ежегодными утечками около 5 кг в год всего лишь на 4,3 кг новых хладагентов. При этом было достигнуто снижение энергопотребления холодильного оборудования ресторана на 12%.

В качестве безопасных для озонового слоя и климата альтернатив были отобраны: для R404A - R290 (пропан), смесь R290 и двуокиси углерода; для ГФУ-134а - R600a (изобутан), R290, смесь R290 и двуокиси углерода; и для R407C - двуокись углерода.

Механизм ГЭФ

Как было указано выше, ГЭФ финансирует проекты по поэтапному сокращению потребления ОРВ в странах с переходными экономиками, а МФМП - в развивающихся странах. Учитывая, что формально Россия и ряд стран СНГ относятся к первой группе государств, следует остановиться подробнее на воздействии ГЭФ на формирование стратегии конверсии на озонобезопасные вещества и технологии.

В рамках Проекта ГЭФ по поэтапному сокращению потребления ОРВ в Российской Федерации (1997 - 2004 гг.), исполнительной организацией которого являлся Всемирный банк, была профинансирована конверсия ОАО «Айсберг», г. Смоленск (сектор бытового холодильного оборудования), ЗАО «АНПО «Марихолодмаш», г. Йошкар-Ола и ОАО «Холодмаш», г. Ярославль (сектор торгового холодильного оборудования) с общим объемом безвозмездного финансирования около 4 млн. долларов США.

В целом для проектов ГЭФ характерно то, что утверждающий их Совет ГЭФ исходит из предпочтительности решений, позволяющих миновать промежуточные стадии использования переходных ОРВ (т.е. ГХФУ), а в последние годы - и ГФУ. Редкие исключения, когда в качестве хладагента и вспенивателя согласовываются пожаробезопасные ГФУ-134a и ГХФУ-141b, могут допускаться лишь в случае угрозы безопасности населения. При утверждении Советом ГЭФ проекта на ОАО «Айсберг» было учтено, что оно расположено в историческом центре г. Смоленск и в непосредственной близости от средней школы. В настоящее время ОАО «Айсберг» приступил к созданию производственных мощностей на основе углеводородных технологий за чертой городской застройки.

В ходе реализации аналогичных проектов ГЭФ в Белоруссии и Украине была осуществлена конверсия предприятий «Норд» и «Атлант» на углеводородные хладагенты и вспениватели (R600a и циклопентан, соответственно).

Ряд приведенных выше примеров может быть продолжен, что, к сожалению, не предусмотрено объемом настоящей статьи. Тем не менее, то обстоятельство, что перечисленные в начале параграфа механизмы оказывают существенное воздействие на развитие холодильной техники, является очевидным. 

Направления развития производства нового холодильного оборудования в развитых странах

С учетом различных аспектов влияния Монреальского протокола, изложенных выше, можно спрогнозировать развитие ситуации с использованием тех или иных видов хладагентов в различных секторах холодильного оборудования. При этом следует учитывать, что многие оценки были получены лишь на основе экстраполяции наметившихся тенденций.

Сектор бытового холодильного оборудования

Ожидается увеличение доли использования R600a в бытовом холодильном оборудовании при одновременном снижении потребления ГФУ-134а в качестве хладагента в странах, не входящих в ЕС.

Сектор торгового холодильного оборудования

Предполагается достаточно быстрая замена ГХФУ-22 на смесевые хладагенты на основе ГФУ (R404a, R407a и др.), а также на R600a при одновременном переходе на менее мощные (до 5 кг хладагента) децентрализованные холодильные установки или установки с использованием вторичных контуров.

Сектор холодильных хранилищ

Во многих случаях делается выбор в пользу аммиака в виду его «экологичности», дешевизны и высокого энергетического КПД. Использование ГФУ предусматривается только для небольших холодильных хранилищ.

Сектор унитарного кондиционирования воздуха

Роль ГХФУ-22 будет быстро снижаться с одновременным увеличением доли оборудования, заправленного ГФУ-134а и R410a.

Сектор мобильного кондиционирования воздуха

Основным хладагентом в ближайшие годы останется ГФУ-134а при постепенном внедрении нового оборудования на двуокиси углерода и в ряде случаев на R600a.

Сектор водяного кондиционирования воздуха

В действующих холодильных установках низкого давления будет продолжаться использование ГХФУ-22, ГХФУ-123 и ГФУ-134а, в новых - ГФУ-134а и ГФУ-245фа.

Воздействие Киотского протокола на производство нового холодильного оборудования

Несмотря на то, что Киотский протокол лишь недавно вступил в силу, правительства многих развитых стран уже предпринимают усилия для сокращения выбросов ПГ к 2010 году (средний срок исполнительного периода, определенного с 2008 по 2012 гг.). При этом они исходят из того, что снижение выбросов, к примеру, на 8% в 2010 году относительно уровня 1990 года на самом деле может составить приблизительно 30-35% в случае сохранения экономического роста и отсутствия дополнительных мер по сокращению эмиссий ПГ в эти годы (такая ситуация наблюдалась в период с 1990 по 1997 гг. и явилась одной из причин принятия Киотского протокола).

В первую очередь усилия развитых стран будут направлены не только на сокращение выбросов ПГ, но и на повышение энергетического КПД приводящих к ним процессов. Учитывая, что в одной корзине объединены 6 газов (ГФУ, ПФУ, ГФС, двуокись углерода, метан и закись азота), скорее всего будет предпринята попытка добиться сокращения части корзины за счет промышленных ПГ, которая может рассматриваться в качестве первого и относительно простого шага. Однако их вклад в суммарное поступление ПГ в атмосферу (не принимая во внимание эмиссии веществ, контролируемых Монреальским протоколом) относительно невелик и составляет около 3-5 %, из чего становится очевидным тот факт, что применение этих мер не позволит должным образом выполнить указанные выше обязательства.

С учетом различий в подходах к решению проблемы соблюдения Киотского протокола в развитых странах можно ожидать, что в ближайшее время:

  • эмиссионное использование ГФУ, ПФУ и ГФС будет в максимальной степени законодательно запрещено (однако это не во всех случаях осуществимо: например, применение ГФУ-134а в производстве медицинских дозированных ингаляторов );
  • все непроизвольные потери в производственных процессах будут сведены к минимуму;
  • требования к выбросам от использования ГФУ в применениях, связанных с потреблением энергии в закрытых системах (холодильное оборудование и пено-материалы), будут существенно ужесточены.

Если в рамках Монреальского протокола основной акцент был сделан на регулировании производства и потребления химических веществ, то Киотский протокол добавил к этому новый элемент - эмиссии ПГ. Поэтому в таких потребляющих электроэнергию отраслях, как холодильная, при проведении анализа последствий принятия управляющих решений (выбор альтернативных хладагентов, вспенивателей, технологий) необходимо учитывать максимально широкий спектр исходной информации, включающий помимо перечисленной в Международных и национальных механизмах в рамках Монреальского протокола, инвестиционную составляющую и оптимизацию затрат в течение всего срока эксплуатации оборудования. Представляется, что такой комбинированный подход будет значительно эффективнее используемого в настоящее время.

Прогноз развития производства нового холодильного оборудования в развитых странах с учетом воздействия Монреальского и Киотского протоколов

С учетом изложенных выше соображений в отношении Киотского и Монреальского протоколов приведенные направления развития производства нового холодильного оборудования могут быть дополнены следующими среднесрочными прогнозами, вероятность реализации которых будет зависеть от многих факторов, часто не поддающихся адекватной оценке.

Сектор бытового холодильного оборудования

Хладагент R600a принципиально является наилучшим выбором для этого сектора с учетом высокого энергетического КПД и сопоставимыми с ГФУ-134а инвестициями в компрессор. Решение о конверсии производства на углеводородные хладагенты будет зависеть в первую очередь от возможностей соблюдения требований противопожарной безопасности в процессе производства и эксплуатации (изменение конструкции испарителя, электрической схемы и т.д.), и необходимость привлечения больших финансовых ресурсов на эти цели может показать эффективность использования ГФУ-134а. В случае внедрения схем рециркуляции хладагентов общая ситуация может оказаться еще более запутанной, но в целом следует ожидать возрастания на рынке доли углеводородов и, в частности, чистых веществ. При этом не следует забывать, что при приобретении «парниковой» продукции потенциальный потребитель не всегда руководствуется упомянутым выше анализом затрат в течение всего срока эксплуатации холодильного оборудования.

Сектор торгового холодильного оборудования

Проблема борьбы с глобальным потеплением климата приведет к переходу на установки меньшей единичной мощности, следствием чего будет снижение утечек хладагентов. Также вероятно дальнейшее расширение применения в холодильных циклах установок с использованием вторичных контуров углеводородов, аммиака и ГФУ. При этом результаты комбинированного анализа затрат в течение всего срока эксплуатации оборудования будут зависеть от объема инвестиций, необходимых для обеспечения безопасности. Не исключено, что компактные установки на ГФУ с минимальными утечками проявят себя в этом случае успешнее других альтернатив.

Транспортное холодильное оборудование и кондиционеры воздуха

В транспортном холодильном оборудовании при выборе типа хладагента пред-почтение будет отдаваться отдельным ГФУ или смесям на их основе (при условии ми-нимизации их утечек с учетом воздействия вибрации). В кондиционировании воздуха на транспорте (например, в пассажирских вагонах и кабинах машинистов) будут внедряться преимущественно воздушные циклы и циклы на основе двуокиси углерода при условии, что затраты в течение всего срока эксплуатации оборудования (включая затраты на сервисное обслуживание) будут сопоставимы с затратами на оборудование, работающем на ГФУ-134а.

Сектор мобильного кондиционирования воздуха

Этот сектор в развитых странах является одним из основных источников эмиссий ГФУ в связи с практически непрерывными утечками из автомобильных кондиционеров. По-видимому, в ближайшие годы в связи с востребованностью на российском рынке также появятся достаточно крупные производители этого типа оборудования. Пока, как известно, этот сектор ограничен сервисным обслуживанием автомобилей преимущественно зарубежного производства.

В целом сектор мобильного кондиционирования воздуха необходимо рассматривать с учетом среднегодовых температур в тех или иных частях света. В регионах с низким годовым процентом использования кондиционеров утечки станут преобладающим фактором в общем количестве эмиссий ПГ, что может способствовать внедрению технологий на основе двуокиси углерода или углеводородных хладагентах. Компрессоры для них, при равном энергетическом КПД с компрессорами для ГФУ-134а, требуют существенно больших инвестиций, но при оценке затрат в течение всего срока эксплуатации показывают свою эффективность. С учетом этого доля рынка альтернативных ГФУ технологий в секторе мобильных кондиционеров может стать доминирующей уже в ближайшие 4-6 лет.

Выводы

Монреальский протокол фактом прекращения использования ХФУ в развитых странах и поэтапным сокращением потребления ГХФУ предопределил доминантную роль «промышленных» и «природных» хладагентов в будущем холодильного оборудования и кондиционеров. Недавно вступивший в силу Киотский протокол также создал для большинства развитых стран дополнительные законные рамки обязательств по контролю выбросов широко применяемых в отрасли веществ.

С целью выполнения международных обязательств Российской Федерации, вытекающих из Монреальского и Киотского протоколов, обеспечения устойчивого развития российской холодильной промышленности и ее конкурентоспособности на внутреннем и внешних рынках целесообразно предпринять следующее:

  1. Изыскать возможности для финансирования проектирования новых типов компрессоров для промышленных холодильных установок с минимальными утечками хладагентов;
  2. Организовать разработку процедур проведения комбинированного анализа затрат в течение всего срока эксплуатации холодильного оборудования с учетом соблюдения требований Монреальского и Киотского протоколов;
  3. Инициировать привлечение грантов ГЭФ для осуществления пилотных проектов по отказу от потребления ГХФУ в секторе транспортного холодильного оборудования и конверсии ряда предприятий сектора бытового холодильного оборудования на углеводородные хладагенты и вспениватели;
  4. Рассмотреть возможность создания на территории Российской Федерации мощностей по промышленному производству циклопентана и изобутана.